Штурм Инстербурга

Новости

В октябре 1944 года командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии И.Д. Черняховский получил приказ Ставки Верховного Главнокомандования провести наступательную операцию силами трёх общевойсковых армий (5-й, 28-й и 11-й гвардейской) во взаимодействии с 1-м Прибалтийским фронтом с целью разгромить тильзитско-инстербургскую группировку противника. Главный удар должен был наноситься смежными флангами 5-й и 11-й гвардейской армий (всего 18 дивизий) по сильно укреплённым пунктам в глубине обороны противника с дальнейшей задачей — овладением рубежом Инстербург - Даркемен - Гольдап не позже чем через 8-10 дней с начала наступления. 

13 октября из Ставки поступил новый приказ: нанести главный удар из района Вилкавишкиса на Инстербург и выйти на рубеж Гумбиннен - Гольдап. Этот удар отвлекал бы силы восточнопрусской группировки противника и способствовал бы, в случае  успешного осуществления, наступлению Прибалтийских фронтов в Курляндии (Курземе, часть территории Латвии). 

Наступление главных сил фронта в направлении на Гумбиннен началось 16 октября. Главная цель наступления — перенос боевых действий на вражескую территорию. В полосе фронта находились три укреплённых района - Хейльсбергский, Лётценский и Ильменхорстский с множеством дотов. Оборона строилась с таким расчетом, что при прорыве одной оборонительной полосы войска оказывались перед следующей, имеющей самостоятельное значение.  

В первый день войска с тяжёлыми боями продвинулись на 11 километров. Был взят укреплённый опорный пункт Науместис. Развернулись бои за пограничный восточнопрусский город Ширвиндт, который был взят 17 октября воинами 5-й армии при содействии 39-й армии. 

18 октября войска 11-й гвардейской армии после артподготовки, накрывшей оборону противника до 10 километров в глубину, перешли государственную границу СССР. Первыми перешли границу у пограничных столбов № 127, 128 и 130 танкисты 1-го и 3-го танковых батальонов 213-й Оршанской Краснознамённой ордена Кутузова танковой бригады. В этот же день войска 5-й армии при содействии 83-й гвардейской стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии овладели вторым немецким городом - Эйдткуненом. Вместе со 2-м гвардейским танковым корпусом А.С. Бурдейного 11-я гвардейская дивизия развивала прорыв в обход Шталлупёнена и Гумбиннена с юга. 31-я гвардейская стрелковая дивизия выдвинулась к реке Ангерапп. 

Успешно начатое наступление и прорыв второй линии вражеской обороны вынудили германское командование срочно перебросить в Восточную Пруссию танковые дивизии «Герман Геринг» и «Великая Германия». В результате войска главной группировки 3-го Белорусского фронта были скованы контратаками, в которых участвовало до 500 немецких танков. 

23 октября войска 3-го Белорусского фронта вторглись в пределы Восточной Пруссии на 30 км в глубину и 140 км по фронту. 31-я армия овладела городами Филипув и Сувалки (Польша). 25 октября после взятия Шталлупёнена войсками 3-го гвардейского стрелкового корпуса 28-й армии генерал-лейтенанта А.А. Лучинского начался общий спад наступления главных сил 3-го Белорусского фронта. 

27 октября И.Д. Черняховский, с разрешения Ставки, отдал приказ о переходе к обороне на достигнутом рубеже: Сударги - Шилленен - Пилькаллен - Вальтеркемен - Гольдап - Филипув - Августов. Первый этап Инстербургской наступательной операции завершился весьма скромными успехами, которые обошлись войскам фронта многими человеческими жизнями. Требовалась перегруппировка сил, подготовка пополнения к боевым действиям. Предстояло передислоцировать около полумиллиона солдат и офицеров со всей боевой техникой. Во втором эшелоне стали активно вестись учебные занятия, отрабатывались задачи по боевой подготовке. 

Второе наступление войск 3-го Белорусского фронта в направлении Кёнигсберга началось 13 января 1945 года двухчасовой артподготовкой. В ударную группировку фронта входили 5-я, 28-я и 39-я армии, 2-я и 3-я гвардейские артиллерийские дивизии прорыва резерва Верховного Главнокомандования и 4-я гвардейская пушечная артиллерийская дивизия. Несмотря на упорное сопротивление противника, его оборона была прорвана, но не взломана в глубину. Наступление вновь пошло на спад. Противник маневрировал своими резервами, отправляя их на самые опасные участки фронта. И всё же войска ударной группировки фронта прорвали оборону противника и, проникнув на глубину до 15 км, подошли к гумбинненскому рубежу. 15 января войска 39-й армии овладели городом Пилькалленом. 

Используя брешь, И.Д. Черняховский ввёл в сражение в полосе 5-й армии генерал-полковника Н.И. Крылова 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус (229 танков и самоходно-артиллерийских установок) под командованием генерал-лейтенанта А.С. Бурдейного. 

Перед 11-й гвардейской армией генерал-полковника К.Н. Галицкого была поставлена задача: выдвинуться севернее намеченного ранее района, чтобы отрезать пути отхода тильзитской группировке на запад, а затем, развернувшись на рубеже реки Инстер, нанести удар по флангу инстербургской группировки противника в главном направлении — на Инстербург в стыке между 39-й и 5-й армиями. 1-й гвардейский танковый корпус направлялся с отдельными частями 11-й армии в обход Инстербурга для совместного удара с запада. 

На правом крыле фронта наступил решительный перелом. Особенно упорные бои развернулись в полосе наступления 5-й и 28-й армий. 1-й Краснознамённый танковый корпус генерал-лейтенанта В.В. Буткова форсировал Инстер севернее Краупишкена и, продвинувшись на 25 км, закрепился на западном берегу реки. 18 января танки пересекли железнодорожную линию Инстербург - Тильзит в районе Жиллена и Грюнхайде. В результате манёвра тильзитская группировка была отрезана от инстербургской. Используя успех танкового корпуса, войска 39-й армии прошли за день до 20 км, и к исходу дня её передовые части вышли на реку Инстер, отбросив на западный берег 1-ю и 69-ю пехотные дивизии противника. Всего за шесть дней боёв двумя фронтами были прорваны Млавский и частично Ильменхорстский укрепрайоны, разгромлены три немецких дивизии, захвачено около 500 населённых пунктов. После налёта эскадрильи старшего лейтенанта Н.П. Мирошниченко, воевавшей в составе 34-го гвардейского бомбардировочного авиаполка 276-й бомбардировочной авиадивизии 1-й воздушной армии, железнодорожный узел Инстербург был фактически на несколько дней выведен из строя. В воздушном бою над Инстербургом эскадрильей 976-го истребительного авиаполка 259-й истребительной авиадивизии 3-й воздушной армии (командир эскадрильи — майор Д.В. Гудков) было сбито сразу 9 вражеских машин. Эскадрилья Гудкова получила благодарность от командования 3-го Белорусского фронта. 

19 января советские войска перешли границу округа Инстербург. Наступление началось в 5.15 с артподготовки, в которой участвовали ракетные установки «Катюши». В 16 часов, развернувшись западнее реки Инстер на фронте шоссе Марунен (Михайловское) – Краупишкен, 11-я гвардейская армия начала стремительное наступление в общем направлении на Грюнхайде (Калужское), Гросс Бершкален (Гремячье). Ночью командир 18-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор Г.И. Карижский получил приказ: «К 20.00 сосредоточиться в районе Мекшен - Грюнталь и быть готовым к наступлению в первом эшелоне». Полки соединения сосредоточились на восточном берегу реки Инстер в лесу. Разведгруппы сразу выдвинулись вперёд к реке, покрытой льдом. Противник вёл артобстрел из крупнокалиберных орудий. Во время обстрела на командном пункте осколком был убит командир 58-го гвардейского стрелкового полка гвардии подполковник С.Г. Белов. Командование полком принял на себя заместитель командира полка по политчасти подполковник А.А. Григорьев. 

Менее чем за сутки сапёры построили на реке Инстер мост под нагрузку 70 тонн на двойных свайных опорах длиной 24 метра. К 23 часам полк преодолел реку. Завязался бой с подразделениями 1-й Восточнопрусской дивизии. Дивизия дислоцировалась в Инстербурге с 1936 г. И была сформирована исключительно из новобранцев Восточной Пруссии. Дивизию еще называли «Ветеранской» за тяжелый боевой путь. В 1939 г. дивизия участвовала в польской кампании, а с июня 1941 г. воевала в России, переброшенная на помощь группе армий «Север», наступавшей на Ленинград. Во время этого боя отличился гвардеец Алексей Петрасенко, парторг 8-й стрелковой роты. Ворвавшись в траншею противника, он уничтожил десять и пленил восемь фашистов. К шести часам утра первые оборонительные рубежи на подступах к городу — населённые пункты Ереллен и Гудашен были взяты. На рубеже Грюнхайде - Плядден (Будупёнен) - Вашенингкен немцы, подтянув штурмовые орудия, перешли в контратаку, которую безуспешно повторили ещё несколько раз. Атаки противника продолжались до самого вечера. 

Глубокое вклинивание в оборону противника к исходу дня 20 января, достигнутое 26-й дивизией на правом фланге армии, показало, что 8-й корпус успешно выполнил поставленную задачу, выдвинувшись вперёд на 12-15 км. Успех 26-й дивизии определял дальнейший ход армейской операции. Фактически были созданы все условия для осуществления быстрого и полного раскола тильзитско-инстербургской группировки противника. Дальнейшее уничтожение её по частям могло ускорить выполнение всей фронтовой операции. Следовательно, надо было продолжать сосредоточение главных сил на правом фланге 11-й армии, чтобы быстрее захватить Велау. Но тогда в тылу оставался бы Инстербург, который необходимо было брать. Вставал вопрос – когда? Если сосредоточить основные силы у Инстербурга и взять город, то будет упущен выгодный момент для развития наступления на правом фланге на Велау. Если блокировать город, то противник сможет нанести серьёзный контрудар с юга во фланг 11-й армии и затем ворваться в тылы советских войск. 

На Военном совете 11-й армии было принято решение: главными силами, 8-м и 16-м гвардейскими корпусами, продолжать наступление на правом фланге и развивать успех в направлении на Велау; одновременно левофланговым 36-м гвардейским корпусом (двумя дивизиями) во взаимодействии с соединениями 5-й армии овладеть Инстербургом. 

Ночью 20 января 1945 года части 43-й армии форсировали Неман по льду и совместно с войсками 39-й армии под командованием И.И. Людникова штурмом овладели Тильзитом. Введённый в прорыв 1-й танковый корпус овладел городом Гросс Скайсгиррен. 11-я гвардейская армия, вошедшая в прорыв, преодолела на всём фронте своего наступления первую оборонительную полосу, а на правом фланге и вторую. 

Вот хроника дальнейших событий. 

20 января, 9 часов 30 минут. Началась массированная воздушная бомбардировка Инстербурга зажигательными и фугасными бомбами. Большим разрушениям подверглись Гинденбургштрассе (ныне ул.Ленина), Луизенштрассе (ныне ул.Тельмана), Вильгельмштрассе (ныне ул.Пионерская), Зирштрассе (ныне ул.Калининградская), Маркграфенплац (территория между совр. ул. Пионерской и Суворова, где располагается Свято-Михайловский собор), Альтер Маркт (ныне пл.Ленина) и район у Каралененского шлюза. 

Соединения 11-й гвардейской армии, в течение дня продвинувшись вперёд на 15-25 км, вышли на рубеж Ауловенен – Гросс Францдорф – Зесселякен, создав серьёзную угрозу инстербургско-гумбинненской группировке с севера. 

Правофланговый 8-й гвардейский стрелковый корпус 11-й гвардейской армии и 1-й Краснознамённый танковый корпус под командованием генерал-лейтенанта В.В. Буткова обошли инстербургскую группировку с запада, а 16-й и 36-й гвардейские корпуса во взаимодействии со 2-м гвардейским танковым корпусом вышли на подступы к Инстербургу с севера. Войска 5-й армии охватили Инстербург с востока. 28-я армия под командованием генерал-лейтенанта А.А. Лучинского при поддержке артиллерии в результате тяжёлых кровопролитных боев захватила Гумбиннен. 

21 января, 0 часов 40 минут. Командующий 3-м Белорусским фронтом И.Д. Черняховский поставил штабу 11-й гвардейской армии задачу: с утра 21 января продолжать стремительное наступление и во взаимодействии с 5-й, 28-й армиями и 1-м Краснознамённым танковым корпусом ударом частью сил с севера и северо-запада овладеть Инстербургом, главными же силами выйти на фронт Ной Ширау - Вирбельн - Штеркенингкен. Прорыв обороны противника на участке Гросс Шункерн - Георгенбург возлагался на 36-й гвардейский стрелковый корпус, наступавший в направлении Нойнишкен - Инстербург. 

Согласно приказу, 8-й и 16-й гвардейские стрелковые корпуса продолжили наступление на правом фланге, стремясь с ходу прорвать главную полосу Ильменхорстского укреплённого района и развить успех на Велау, обходя с севера и запада инстербургскую группировку. 36-й гвардейский стрелковый корпус, в свою очередь, вёл на левом фланге 11-й гвардейской армии упорные бои на инстербургском направлении. 

Инстербург - важный узел железных и шоссейных дорог. Уже задолго до войны город был превращён в опорный пункт, приспособленный к круговой обороне. Немцы ещё более усилили его укрепления после вступления наших войск в Восточную Пруссию в октябре 1944 года. С севера его прикрывали мощные оборонительные сооружения, а также реки Инстер и танконедоступная с крутым восточным берегом  Ангерапп. Ожидая штурма города, немецко-фашистское командование усилило группировку своих войск на подступах к нему. Согласно показаниям допрашиваемых пленных, против 36-го корпуса были брошены части 56-й, 69-й, 1-й пехотных и 5-й танковой дивизий. Из состава 4-й армии сюда прибыл 505-й батальон танков «тигр». В районе Инстербурга находился аэродром оперативного резерва 6-го Воздушного флота немцев, обнаруженный с воздуха лётчиком 11-го отдельного разведывательного авиаполка 3-й воздушной армии старшим лейтенантом С.И. Мосиенко. 

Накануне штурма у убитого немецкого полковника, офицера штаба 26-го армейского корпуса, располагавшегося в Хорштенау, была найдена карта с обозначением частей и оборонительных рубежей, отображавшая оперативную обстановку на фронте в районе Инстербурга1. После её изучения выяснилось, что непосредственно в Инстербурге войск было гораздо меньше, чем предполагалось, — не больше двух полков пехоты, 15-20 танков, двух-трёх дивизионов артиллерии и четырёх-пяти миномётных батарей2. Стало ясно, что штурмовать город следовало немедленно, пока его гарнизон не был усилен другими воинскими подразделениями. Инстербург служил источником постоянной угрозы неожиданных контрударов. Кроме того, 36-й стрелковый корпус мог быть вовлечён в затяжные бои, что исключило бы переброску его в короткие сроки на главное направление, предусмотренное общим планом операции. Инстербургский гарнизон сковывал и войска 5-й армии. Задача осложнялась тем, что город был защищён с севера не только прочными оборонительными сооружениями — дотами, стальными ежами, минными полями, — но и ещё двумя реками. Взорванная плотина затопила поймы рек Ангерапп и Инстер. Наступавшие справа и слева подразделения отстали. 

В ночь на 21 января неожиданно потеплело, пошёл дождь. За несколько часов растаял снег и раскисла почва. А днём дождь вновь сменился снегом, температура понизилась. 

В течение дня войска обеих дивизий продвинулись всего на 8-10 километров. При этом каждые 2-3 километра приходилось останавливаться, проводить перегруппировку и начинать наступление после артподготовки. Весь день противник подводил из Инстербурга свежие охранные батальоны и другие подразделения, поддерживаемые танками и штурмовыми орудиями. Несмотря на сложные погодные условия, корпус разгромил более десяти опорных пунктов и к 20 часам вышел на ближайшие подступы к Инстербургу. До города оставалось около шести километров. Здесь проходила последняя полоса обороны с полевыми и долговременными инженерными оборонительными сооружениями. 

21 января, 20 часов 30 минут. Командующий 11-й гвардейской армией генерал-полковник К.Н. Галицкий вместе с членом Военного совета армии генерал-майором танковых войск П.Н. Куликовым и оперативной группой штаба прибыл в 36-й гвардейский корпус, чтобы на месте проверить подготовку войск к штурму. 

Командир корпуса Герой Советского Союза генерал-лейтенант П.К. Кошевой доложил свой план штурма Инстербурга. Он намечал нанести главный удар, с севера вдоль шоссе Тильзит - Инстербург, войсками 18-й дивизии, усиленной 75-м тяжёлым танковым и шестью артиллерийскими и миномётными полками, а вспомогательный, на юго-запад через Гильшкен - Шприндт, — войсками 16-й дивизии, усиленной 350-м самоходно-артиллерийским, двумя артиллерийскими и миномётными полками, пушечной артиллерийской бригадой, двумя дивизионами гвардейских миномётов3. П.К. Кошевой просил командующего в случае необходимости подчинить ему 84-ю дивизию для наращивания главного удара в направлении Гросс Шункерн – Штеркенингкен и обхода города с запада. Согласно оперативному плану Инстербург должен быть взят к 6 часам утра 22 января. 

Затем начальник политотдела корпуса полковник Н.В. Кутин доложил о проделанной работе по подготовке воинов к трудному штурму. На партийных и комсомольских собраниях обсуждались задачи предстоящего штурма. Главное внимание в повседневной партполитработе уделялось практике уличных боёв и авангардной роли в них коммунистов4. 

После решения всех вопросов по организации боя командующий вместе с П.К. Кошевым выехал в 18-ю гвардейскую дивизию, чтобы на месте разобраться в обстановке на главном направлении и, если потребуется, помочь командиру дивизии генерал-майору Г.И. Карижскому спланировать военные действия: ему предстояло вести ночной бой на подступах к Инстербургу и в самом городе. До начала боя П.К. Кошевой находился в расположении 18-й дивизии, прорабатывая с командирами подразделений детали предстоящей операции. 

21 января, 22 часа 00 минут. После 60-минутной артиллерийской подготовки орудиями, «катюшами» и миномётами началось наступление на Инстербург силами 11-й гвардейской армии во взаимодействии с частями 72-го стрелкового корпуса 5-й армии. Город охватывался дугой. 18-я дивизия наносила главный удар двумя (51-м и 53-м) стрелковыми полками, усиленными танками 75-го танкового полка, вдоль шоссе, стремясь овладеть переправами через Инстер в районе Георгенбурга и ворваться в город с севера. Третий (58-й) полк должен был, наступая из района Подраиена через лес Штаатс Форст Падройн, переправиться через Прегель в районе Неттинена и ворваться в город с запада и северо-запада. 

16-я дивизия, имея в первом эшелоне полки 43-й и 49-й, наступала в общем направлении на Шприндт; левофланговый 49-й полк был усилен 350-м гвардейским тяжёлым самоходно-артиллерийским полком. Находившемуся во втором эшелоне 46-му полку предстояло после форсирования Инстера ударом с севера, переправившись через Ангерапп, прорвать внешний укреплённый рубеж обороны и ворваться в город. 

Немецко-фашистские войска оказывали упорное огневое сопротивление. Первая атака обеих дивизий при поддержке 23-й гвардейской самоходной артиллерийской дивизии около полуночи была отбита. Наша артиллерия не подавила огневые точки, расположенные в каменных зданиях. Повторная атака через 45 минут также не дала существенных результатов. Немцы снова встретили наступающие части сильным пулемётным, артиллерийским и миномётным огнём и яростными контратаками. Особенно сильное сопротивление враг оказал в районе Пагелинена и Жиляйтшена. 

Резкие порывы ветра и мокрый снег затрудняли продвижение наших подразделений: шинели и обувь бойцов промокли, было нелегко продвигаться по обледеневшему снегу. Зима выдалась снежной, с температурой до 15 градусов ниже нуля. Глубина снежного покрова на окраине города доходила до 40 сантиметров. 

Только на фронте 18-й дивизии добился успеха 58-й полк (командир — подполковник В.Г. Кривич; в будущем руководитель крупного колхоза и Герой Социалистического Труда), который, развернувшись двумя батальонами севернее Подраиена, решительным ударом выбил противника из этого опорного пункта и почти полностью уничтожил его гарнизон. После ожесточённого боя была захвачена и железнодорожная станция Грюнхайде. На снегу остались более сотни вражеских солдат и офицеров. У деревни Будупёнен (Плядден; в двух километрах западнее Грюнхайде) отличились разведчики под командованием гвардии старшины П.К. Кобозева (97-й гвардейский стрелковый полк), посеявшие панику в тылу немцев. Позже за этот рейд старшина был награждён орденом Славы 1-й степени. 

21 января, 23 часа 00 минут. Батальон гвардии майора Н.М. Абатурова 53-го гвардейского полка, с танками и самоходными установками, атаковал населённый пункт Пагелинен и разгромил гарнизон. Развивая наступление, подразделения полка вышли на южную опушку леса западнее Георгенбурга. Тем самым они глубоко обошли левый фланг немецкой группировки, оборонявшейся на участке наступления главных сил корпуса, и создали угрозу выхода ей в тыл. Однако, вместо ожидаемого отступления к югу, противник произвёл перегруппировку сил и, подтянув в район Россталя (стык дивизий 36-го корпуса) до двух батальонов пехоты с танками, продолжал настойчиво сдерживать наступление наших дивизий, а на отдельных участках даже предпринимал контратаки. 

Более того, усилив двумя ротами пехоты и танками отходившие подразделения 69-й пехотной дивизии в районе Виллиамсфельде, фашисты попытались отбросить 58-й полк в северном направлении. До 24 часов полк отразил четыре атаки пехоты и танков. 

Столь же яростно сопротивлялись немцы в это время и в полосе наступления главных сил корпуса. Наши дивизии продвигались очень медленно. С НП корпуса было отчётливо видно, как горели немецкие и наши танки, как взрывались в небе сотни ракет, как трассирующие пули секли темноту. По их траекториям можно было безошибочно определить, где наши и где немцы. 

Равномерное распределение артиллерии и танков перед началом наступления давало свои отрицательные результаты. На направлении главного удара 18-я дивизия застопорилась, наступление замедлилось, хотя с начала атаки уже прошло два часа. Но всё же события развивались в пользу наших войск. Трудности при взятии такого укреплённого города были неизбежны. Командир корпуса уверенно управлял ночным боем, проявляя выдержку и рассудительность. В этот сложный момент, проанализировав ситуацию, Пётр Кириллович Кошевой принял решение ввести 84-ю дивизию в район действий 58-го стрелкового полка, чтобы использовать успех последнего, обойти Инстербург с запада и этим облегчить выполнение задач 18-й и 16-й дивизиям. 

22 января, понедельник, 0 часов 30 минут. Части 84-й дивизии, развернувшись на участке Хорштенау — Подраиен, из-за правого фланга 18-й дивизии перешли в наступление в юго-западном направлении. Очистив от регулярных частей и инстербургского фольксштурма лес Штаатс Форст Падройн, её полки решительными атаками овладели опорными пунктами Гросс Шункерн и Цвион. Остатки народного ополчения передислоцировались в Альтхоф. Командир 84-й дивизии генерал-майор И.К. Щербина умело воспользовался этим успехом и смелым манёвром отрезал противнику пути отхода на запад севернее реки Прегель. Немцы забеспокоились: они боялись «котлов», в их действиях всё сильнее стала наблюдаться нервозность. 

Наступающие одновременно 18-я и 16-я дивизии, прорвав оборону противника, ввели в бой передовые подвижные отряды, которые, пользуясь ночной темнотой, стали быстро продвигаться во вражеском тылу в направлении Георгенбурга. 

Поначалу Георгенбургом овладеть не удалось. С запада мощный опорный пункт было не обойти: тяжёлые танки не могли преодолеть заболоченную низину. Кроме того, на дороге, ведущей в город, гитлеровцы подожгли две машины с боеприпасами, и снаряды непрерывно взрывались, поражая осколками всё вокруг. Захват Инстербурга оттягивался. Время работало на противника. 

В этой ситуации генерал П.К. Кошевой приказал командиру 53-го стрелкового полка вести огневой бой, отвлекая на себя основные силы врага, а 51-му и 58-му полкам нанести удар с северо-запада, продвигаясь вдоль берега реки Инстер. 

22 января, 1 час 00 минут. Успешно действует передовой отряд 18-й дивизии, и в первую очередь батальон гвардии майора Н.М. Абатурова. Выйдя к северной окраине Георгенбурга, вместе с другими частями 18-й дивизии он с ходу овладел этим населённым пунктом, затем ворвался на мост через реку Инстер, уже подготовленный к взрыву, и, уничтожив охрану, захватил его. 

В разминировании моста отличились бойцы сапёрного взвода лейтенанта Шапошникова. Часовых бесшумно снять не удалось, поэтому завязался короткий бой. Под прикрытием батальона сапёры — старший сержант Осипов и командир отделения Ганищев — быстро разгадали систему минирования и ликвидировали подрыв, перерезав 14 контактных проводов. Бойцы Аристов и Родин нашли и удалили проводку, обезвредив шесть фугасных мин. Всего было снято около трёхсот килограммов взрывчатки. 

При взятии Георгенбурга враг потерял 6 танков, 8 самоходных орудий и более 200 человек живой силы. В плен попали 1250 солдат и офицеров. Захвачен продовольственный склад. 

Первым проскочил мост танковый экипаж гвардии капитана Фёдорова, уничтоживший при этом два орудия и более десяти гитлеровцев. Вскоре танк был подбит. Тогда танкисты из пулемёта начали расстреливать вражеских солдат, помогая наступать своей пехоте5. 

Не менее успешно вёл бой и передовой отряд 16-й дивизии. Овладев опорным пунктом Гильшкен, он настиг неприятельскую колонну общей численностью до батальона пехоты с тремя танками и, разгромив её, овладел переправой через Инстер у Шприндта. 

После захвата переправ в районе Георгенбурга и Шприндта немецко-фашистские войска начали поспешно отходить на Инстербург, их преследовали главные силы 16-й и 18-й дивизий, переправлявшиеся на южный берег Инстера. 58-й полк к этому времени прорвал укрепления внешнего обвода Инстербурга и вёл упорный бой на его северо-западной окраине. 

Командир 18-й дивизии генерал-майор Г.И. Карижский, стремясь окончательно сломить сопротивление противника, ввёл в бой приданный ему 75-й танковый полк. 

22 января, 2 часа 00 минут. Боевые машины 75-го танкового полка с десантом автоматчиков под командованием майора Николая Михайловича Абатурова ворвались на северную окраину города и вышли к мосту через реку Ангерапп. 

Передовой отряд 16-й дивизии овладел в упорном бою населённым пунктом Шприндт, после чего, прорвавшись к переправам через Ангерапп на северо-восточной окраине Инстербурга и с ходу форсировав реку, занял небольшой плацдарм на южном берегу. Сюда была переправлена артиллерия, благодаря чему 43-й и 49-й полки смогли прорвать оборонительный рубеж и выйти к северной окраине Инстербурга. 

Таким образом, за четыре часа ночного боя соединения 36-го гвардейского стрелкового корпуса, сломив сопротивление противника на ближних подступах к Инстербургу, завязали бои на его окраинах. В районе инстербургской тюрьмы гвардейцы уничтожили до двух рот противника. Немецко-фашистские войска не выдержали удара советских войск и оказались вынужденными отойти в город. 

Гарнизон Инстербурга сопротивлялся упорно. Гитлеровцы заняли все приспособленные к обороне здания на северной окраине и пытались сильным огнём из пулемётов, миномётов и артиллерии задержать продвижение наших войск, не дать переправиться через Ангерапп. Однако, преодолевая сопротивление, части корпуса продолжали успешно наступать. 

В городе на момент штурма находились вражеские части общей численностью до 6,5 тысяч человек (среди них танковый и артиллерийский полки, батальоны фолькстштурма, полицейские, пожарные, эвакуационные, санитарные команды и другие подразделения). Буквально каждое здание было подготовлено к обороне: каменные дома превращены в доты (с крупнокалиберными пулемётами, лёгкими и средними орудиями). Сооружены были на улицах и площадях траншеи с многочисленными пулемётами, заминированы мосты и многие здания, установлены на подступах к городу минные поля и проволочные заграждения, подступы хорошо простреляны. Город, оставленный жителями, был лишён электричества и воды, хотя и весьма укреплён фортификационно. Последний поезд выехал в ночь на 21 января. На массивных афишных тумбах были наклеены плакаты с обращением гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха, в котором он уверял, что русским «никогда не воевать в пределах Германии». 

Западнее Инстербурга реку преодолел 58-й полк 11-й гвардейской дивизии, оседлал шоссе, ведущее в Кёнигсберг, и позже ворвался на западную окраину города. 

В передовых порядках наступающих на город советских частей двигались соединения полковника Гришина. Батальону 18-й стрелковой дивизии под командованием майора К.М. Васильева была поставлена задача — с северо-запада скрытно через реку Ангерапп выйти в район городской бойни (ныне мясокомбинат), овладеть ею, нейтрализуя охрану, и сломить сопротивление инстербургского народного ополчения, засевшего в дубовом бору. Выполнение этой задачи было возложено на заместителя командира батальона по политической части Петра Севастьяновича Лесового. Бои здесь носили особенно ожесточённый характер. В зданиях бойни укрепилась большая группировка фашистов. В одном из погребов был устроен дот. Гитлеровцы простреливали местность, не давая приблизиться к мосту. Однако охрана была ликвидирована еще до подхода батальона. Пулемётную точку уничтожил гранатами комсомолец Лихачёв. В большое каменное здание первыми ворвались гвардейцы Сафонов и старший сержант Павлов. Дальнейшая боевая задача состояла в том, чтобы без выстрелов перейти по льду реку правее моста, снять охраняющих его часовых и дать возможность нашим танкам по мосту войти в город. Бойцы закрепились на кладбище за кирхой. Операцию по уничтожению охраны у моста осуществил взвод разведчиков и сапёров во главе с секретарём партбюро батальона старшим лейтенантом Яковом Петровичем Будённым. 

Прикрывая мост через Ангерапп, противник засел в четырёхэтажном доме, ведя оттуда прицельный пулемётно-автоматный заградительный огонь. Командир батареи 99-й тяжёлой гаубичной артиллерийской бригады капитан В.К. Боровик с большим трудом подтянул тяжёлые гаубицы к реке и прямой наводкой поэтажно разрушил обороняющийся дом. Уничтожив противника, артиллеристы вместе с пехотой подошли к мосту и переправились на западный берег реки. 

22 января, 2 часа 30 минут. Охрана моста взводом разведки под командованием лейтенанта Рыбакова без единого выстрела снята, и мост подготовлен к проходу передовых частей дивизии. Его правая сторона несколько осела, но это не помешало пройти по нему тяжёлым танкам. Разминированы были также и подрубленные придорожные липы, подготовленные для завала. 

Батальон К.М. Васильева с частью пехоты 53-го полка при поддержке танков 75-го гвардейского тяжёлого танкового полка Кудрявцева, прибывшего со стороны пригородного поселка Шприндт, под огнём немецких миномётов первым устремился (с дистанцией 30 метров между машинами) по мосту в город на Театерштрассе (ныне ул. Льва Толстого). За ним последовали машины с орудиями 7-й батареи (командир — капитан А.С. Рябов) 213-го гвардейского артиллерийского полка. Миновав мост, танки остановились у крайних домов, прикрытых с запада крутым взгорьем (здесь позже расположился КП 18-й гвардейской армии), и затем с батальоном Абатурова, посаженным на них в качестве десанта, ворвались в центральную часть города. Артиллеристы батареи Рябова попали в это время под сильный обстрел. Развернув орудия, расчёты сумели наладить прицельную стрельбу при поддержке 8-й гвардейской гаубичной артбригады гвардии полковника Д.Е. Старынина. Артиллеристы батареи гв. Лейтенанта Александра Гладкого подбили 6 танков и 3 самоходки. Пехотинцы вышли к лютеранской церкви, на площадь Альтер Маркт, по арочному мосту, и разгромили укрепления на площади. К этому времени КП дивизии был перенесён на западную окраину города, где разворачивались главные события сражения. Чётко действовала дивизионная связь (начальник связи дивизии — подполковник Моисей Львович Альтман; в будущем, в соавторстве с журналистом и участником войны Николаем Андриановичем Жмылёвым, напишет документальную повесть «Штурм Инстербурга»). 

Для охвата города с левого фланга в сторону кёнигсбергского шоссе были выдвинуты батальоны 58-го полка (командир подполковник В.Г. Кривич): 2-й, гвардии капитана Андрианова, и 3-й, гвардии старшего лейтенанта Зырянова. Немецкие подразделения, потеряв связь и управление, перед рассветом устремились к западной окраине города и попытались прорваться по шоссе на Кёнигсберг, но были встречены огнём танков, самоходных орудий и крупнокалиберных пулемётов зенитной роты. Последними из граждан, покинувших город, были полицейские из участка на Шпритценштрассе (ныне ул. Водопроводная). 

В ходе тяжёлого ночного боя воинам 16-й и 18-й гвардейских дивизий всё же удалось прорвать оборону противника. Серьёзный урон врагу был нанесен в районе аэродрома и Белькештрассе (ныне ул. Чапаева). Враг дрогнул и стал отступать. Ряд подразделений в непредсказуемом ночном сражении не участвовал, ожидая рассвета. Вскоре к северной окраине города подтянулись и стрелковые батальоны 21-го гвардейского стрелкового полка подполковника Н.М. Прикладышева и 51-го гвардейского стрелкового полка подполковника С.Е. Павлова. 

О первых результатах ночного боя генерал-полковник К.Н. Галицкий доложил по ВЧ командующему 3-м Белорусским фронтом генералу армии И.Д. Черняховскому, перечислив в донесении координаты всех подразделений корпуса. Командующий высказал опасения по поводу успешности дальнейшего хода событий, поскольку в полосе действий 5-й армии генерал-полковника Н.И. Крылова враг оказывает упорнейшее сопротивление. Правый фланг 5-й армии был на данный момент времени «провален», а для того чтобы овладеть Инстербургом, требовался и удар по немецким позициям с востока. 

Пехотные войска повели уличные бои в самом городе, который был в огне и в дыму. Наступающие увидели следы авиаудара по городу — разбитый автотранспорт, трупы людей и лошадей. В ночных налетах на город принимали участие и самолеты ПО-2. Особенно отличился 24-й гвардейский Юхновский бомбардировочный полк майора К.С. Яхинова. Немцы наносили авиаудары «Юнкерсами». Гитлеровцы, действуя мелкими группами, обороняли каждый дом, повсюду были огневые точки. Большая часть машин полка Кудрявцева прорвалась к Нойен Маркт (ныне Театральная площадь), где перед зданием Гезельшафтхауза (ныне гарнизонный Дом офицеров) остановилась на дозаправку и пополнение боекомплекта. Со всех сторон пылали дома. С крыш летела черепица, в небо поднимались огромные столбы дыма, дым стелился клубами и по улицам. Одна из машин взяла под охрану само здание театра, чтобы оно не пострадало от дальнейших разрушений. После получения очередного приказа от командира полка — помочь огнём пехоте в районе вокзала и товарной станции, превратившихся в руины, — для поддержки были выделены «тридцатьчетвёрки» командира танкового взвода лейтенанта Юрия Николаевича Соллогуба, разгромившие гитлеровские оборонительные порядки, выйдя через туннель к вокзалу. В экипаже: радист пулеметчик ст. сержант Заикин Василий Петрович, механик-водитель сержант Коленкин Владимир Александрович. Судьба четвертого члена экипажа неизвестна. Однако численный перевес оставался на стороне фашистов. Оправившись от неожиданной танковой атаки, гитлеровцы засели по дворам, подвалам и чердакам опустевших домов, держа под обстрелом улицы и подступы к площадям. В уличных боях отличился орудийный расчёт гвардии старшины Каурова. Метким огнём артиллеристы расчищали путь нашей пехоте. Часть подразделений устремилась к шоссе на Кёнигсберг. Здесь завязалось настоящее сражение. Плотному огню из пулемётов и миномётов гитлеровцев наступающие советские войска противопоставили артиллерию и, выдвинув орудия на прямую наводку, уничтожили основные огневые точки. Несмотря на ночное время, в городе было светло от огня пожарищ. Рушились на мостовые стены пылающих домов. Эвакуировав жителей, гитлеровцы сжигали всё, что могло гореть, пытаясь остановить наступательный порыв русских. Сильные бои шли на Вильгельмштрассе, где наши танки попали под огонь гранатомётчиков. Особенно жарко было в западной части города, превращённой контратакой артиллерии в груду развалин. Тяжёлые бои шли у торгового дома на углу Гинденбургштрассе и Альтер Маркт и близ универмага на перекрёстке Эрих-Кох-Штрассе и Хорст-Вессель-Штрассе (ныне ул. Калининградская и Пионерская). 

22 января, 4 часа 00 минут. Упорные бои на окраинах города продолжались до 4 часов. При подходе к центру полки обеих дивизий снова встретили упорное сопротивление противника. Бой принял очаговый характер, исход которого зависел от самостоятельных и инициативных действий небольших подразделений и штурмовых групп. Немцы, занимавшие чердаки, верхние этажи, подвалы, вели по наступавшим шквальный огонь. 53-й полк 18-й дивизии, наступавший по главной магистрали города Гинденбургштрассе), был остановлен огнём вражеских танков у перекрёстка с Дойчештрассе (ныне ул.Крупской). Тогда гвардии сержант Исмайлов, находившийся в головной штурмовой группе (4-я стрелковая рота), установил в подъезде одного из горящих домов орудие, расчётом которого командовал, и открыл огонь прямой наводкой по танкам. Парторг роты старшина Абрамов уничтожил немецкий пулемёт, препятствовавший продвижению штурмовой группы, и увлёк роту в атаку. Враг был уничтожен, дома на перекрёстке улиц захвачены6. 

Плотная застройка в центре города (на протяжении кварталов — от перекрёстка до перкрёстка — отсутствовали промежутки между отдельными домами) осложнила действия наступавших подразделений, что заставило их несколько изменить формы и методы ведения боя. Наряду с атаками зданий со стороны улиц приходилось штурмовать их через окна, двери и проломы в стенах, забрасывая предварительно ручными гранатами — основным оружием уличного боя. Серьёзную опасность для наступавших представляло собой и то обстоятельство, что в городе действовало большое число немецких снайперов. 

22 января, 5 часов 30 минут. Подавлены основные очаги сопротивления противника. Одновременно город атакован и с южной стороны. Стрелковому батальону под командованием гвардии капитана Николая Николаевича Андрианова (в будущем директор Черняховского авторемонтного завода) была поставлена задача — отрезать пути отхода немцам в юго-восточном направлении. Ночью в пяти километрах восточнее Инстербурга гвардейцы переправились через реку и овладели Альтхофом. В здании, которое ныне занимает авторемзавод, был размещён первый наблюдательный пункт в Инстербурге. К утру была осёдлана шоссейная дорога на Кёнигсберг. 

На рассвете в город вошла и 16-я гвардейская дивизия. 46-й полк дивизии, форсировав Ангерапп, завязал бои на северо-восточной окраине. Постепенно, очищая квартал за кварталом, части обеих дивизий заняли всю центральную часть города и район Георгенхорст (местность за стадионом, близ железнодорожной линии и моста у пляжа, называемого ныне «Белой стенкой»). Инициативно действовал расчёт артиллерийской самоходной установки лейтенанта Харина. 

Воины всех артиллерийских бригад, пробираясь по заваленным улицам, ставили орудия и миномёты и прямой наводкой уничтожали огневые точки и танки противника. В то же время в восточную часть города ворвались части 215-й (командир — генерал армии Герой Советского Союза Андроник Абрамович Казарян) и 63-й стрелковых дивизий, 954-й легкий самоходный артиллерийский полк 72-го стрелкового корпуса 5-й армии генерал-полковника Н.И. Крылова. Во взаимодействии с ними гвардейцы 36-го корпуса завершали успешные бои за Инстербург. 

Когда тяжёлый пулемёт противника преградил путь передовым ротам 346-го стрелкового полка 63-й стрелковой дивизии, орудийный расчёт 209-го гвардейского артполка (командир расчёта — гвардии старший сержант Ф.И. Игнатьев) подкатил орудие к трёхэтажному зданию, где находились фашистские пулемётчики, и уничтожил три огневые точки. Гитлеровцы вели огонь и с чердака; пробив в нескольких местах орудийный щит, они тяжело ранили наводчика и заряжающего. Прицельными выстрелами Ф.И. Игнатьев уничтожил врагов на чердаке. Пехотинцы ворвались в здание и добили противника. 

Когда части 51-го и 53-го полков вышли на западную и юго-восточную окраины города, с сопротивлением врага было покончено. Отступающие гитлеровцы ринулись по переулкам, чтобы покинуть горящий город, но были встречены и здесь плотным огнём советских гвардейцев. Последний очаг обороны противника в районе железнодорожного вокзала был подавлен к утру. 

Генерал-майор Г.И. Карижский радировал командиру корпуса о том, что Инстербург взят, противник из города выбит, и подписал оперативное донесение, в котором говорилось, что в боях на подступах к городу и в городе разгромлены части 1-й Восточно-Прусской пехотной и 5-й танковой дивизий противника. 

22 января, 10 часов 00 минут. 

Г.И. Карижский вызвал на свой командный пункт командиров полков и батальонов и поблагодарил за самоотверженные действия во время штурма города и успешное выполнение боевой задачи. 

В первой половине дня, выйдя на западную и южную окраины Инстербурга, дивизии 36-го гвардейского стрелкового корпуса продолжали уничтожать мелкие группы противника, остававшиеся в городе. Поскольку 72-й корпус 5-й армии не организовал с утра смену частей 36-го корпуса, выбитые из города немецко-фашистские войска сумели перегруппироваться и организовать оборону в 3-4 километрах западнее Инстербурга на рубеже населённых пунктов Фридрихсхоф и Германнсхоф. Дальнейшее наступление наших войск на запад, южнее реки Прегель, приостановилось. Сказалось неудовлетворительное взаимодействие на стыке между 11-й гвардейской и 5-й армиями. Весь день 22 января артиллерия и минометы противника вели непрерывный огонь по нашим частям. От обстрела в городе снова возникли многочисленные пожары, рушились дома. 

Командование 11-й гвардейской армии, рассчитывая на то, что Инстербург находится в полосе наступления 5-й армии, не смогло решить вовремя вопрос о дальнейших активных действиях 36-го корпуса. Да и штаб фронта не дал указаний командующим обеих армий о смене 36-го корпуса 72-м и об использовании успеха для дальнейшего развития наступления в районе Инстербурга. Не проявили инициативы в организации смены и преследования вражеских войск и командиры корпусов генералы П.К. Кошевой и А.И. Казарцев. Не исключено, что тут сыграла свою роль и общая усталость войск после напряжённого ночного боя. 

Воспользовавшись пассивностью наших войск, немцы оправились от удара и начали непрерывные контратаки, особенно на позиции 18-й дивизии. Усилив свою группировку за счёт частей гумбинненского гарнизона, отходивших перед правым флангом 5-й армии, немецко-фашистское командование стремилось улучшить своё положение в этом районе. Наиболее сильная атака врага была предпринята во второй половине дня. После мощного артиллерийского налёта два-три пехотных полка с 15-20 танками нанесли удар в стык 18-й и 16-й дивизий вдоль железной дороги Тапиау — Инстербург7. Численное превосходство позволило немцам потеснить 58-й гвардейский полк 18-й дивизии и 46-й полк 16-й к юго-западной окраине Инстербурга. 

Контрнаступление немцев поддерживала и дальняя артиллерия из лесополосы в районе аэродрома. Противник силой до 50 танков и двух батальонов пехоты снова обрушился на Инстербург, неоднократно атаковал боевые порядки дивизии Г.И. Карижского. Удар пехотными частями при поддержке танков наносился с западных высоток. На главном направлении героически сражалась батарея капитана Анатолия Афанасьевича Маркелова, уничтожившая девять немецких танков. 

К двум часам центр города был полностью очищен.  51- и 53-й полки вышли на западную и юго-восточную окраины. Продолжали сопротивление подразделения, засевшие в районе железнодорожного узла. Всю вторую половину дня 22 января артиллерия и миномёты противника вели огонь по нашим позициям в городе. От массированного артобстрела зажигательными бомбами в Инстербурге вновь возникли пожары, многие дома в центре и западной части города были разрушены и горели. На газовом заводе у моста через Ангерапп взорвался газгольдер. 

22 января, 15 часов 00 минут. Гитлеровцы начали отчаянную контратаку, которая была отбита с большими потерями для врага. 

Дальнейшие контратаки противника также отбивались нашими подразделениями. Обе стороны несли немалые потери живой силы. Гвардейцами было уничтожено более двух рот противника. Гитлеровцы, используя огонь бронепоезда, смогли окружить часть наших подразделений. 

22 января, 17 часов 00 минут. Для ликвидации прорыва генералом Г.И. Карижским в бой были брошены резервные батальоны 58-го и 46-го полков, самоходный артиллерийский дивизион 18-й дивизии и направлен в тыл противника 53-й гвардейский полк. Эти подразделения, поддержанные сильным артиллерийским огнём, отбросили врага в исходное положение (в район Гайтцунена). В разгаре боя 3-й батальон 51-го гвардейского полка во главе с капитаном Б.Ф. Сафоновым оказался отрезанным от частей 18-й дивизии сильным огнём подошедшего бронепоезда гитлеровцев. Гвардейцы вынуждены были занять круговую оборону. Противник предпринял несколько атак пехотой и танками, которые были отбиты. За этот бой капитан Б.Ф. Сафонов был награждён орденом Александра Невского. 

После введения в бой 53-го гвардейского полка, обошедшего фланг немцев вдоль линии железной дороги, гитлеровцы оставили позиции и отступили на запад в район Гайтцунена. Все их попытки отбить город были сорваны, а надежды на то, что из района Велау подоспеют машины танковой дивизии «Великая Германия», не оправдались. Смелый манёвр комдива Г.И. Карижского, который направил 53-й гвардейский полк в тыл фашистам, и решил исход штурма Инстербурга. 

Город отныне находился под контролем наших частей. Люди, некогда угнанные в Германию на подневольный труд и томившиеся теперь за колючей проволокой в открытом пересылном пункте на Данцигерштрассе (ныне ул.Пушкина), были освобождены. 

Инстербург горел, трещала на крышах черепица, у пожарищ грелись солдаты, подходили и разворачивались госпитали. 

22 января, 20 часов 00 минут. Батальоны 18-й дивизии получили приказ двигаться в направлении на Кёнигсберг между железной и шоссейной дорогами, забитыми беженцами. В районе улицы Зирштрассе последние очаги сопротивления были подавлены. В окрестностях наполовину разрушенного города почти все усадьбы и хутора были сожжены. Часто можно было видеть трупы повешенных своими же соотечественниками немцев с табличкой «Предатель». 

Чтобы сократить фронт наступления 11-й гвардейской армии и сосредоточить основные её усилия на дальнейшем наступлении в западном и юго-западном направлениях, генерал И.Д. Черняховский приказал командующему 5-й армией сменить 36-й гвардейский стрелковый корпус в районе Инстербурга. К утру 23 января смена была произведена. Около суток очень важного для наращивания удара западнее Велау времени было упущено. 

Особенность боёв за Инстербург состояла в том, что они проходили на стыке двух армий, которым требовалось осуществлять тесное взаимодействие. 

Овладение Инстербургом снимало угрозу возможных контрударов противника по флангу 11-й гвардейской армии при наступлении её на Кёнигсберг, содействовало войскам 5-й и 28-й армий (центр фронта) в разгроме гумбинненской группировки немцев. Глубокий охват войсками 36-го гвардейского стрелкового корпуса гумбинненско-инстербургской группировки с фланга и тыла значительно облегчил войскам 5-й армии выполнение задачи. В специальной листовке, выпущенной Военным советом и политотделом 11-й армии по поводу взятия Инстербурга, давалась высокая оценка боевым действиям частей 36-го гвардейского стрелкового корпуса, войска призывались к дальнейшему наступлению на Кёнигсберг. Корпус мог бы действовать успешнее, если бы генерал Кошевой на своём правом фланге наступал более мощной группировкой войск. Это дало бы возможность окружить противника с запада и юга, а не «выталкивать» его на широком фронте (9-10 км) от Гросс Шункерна до Шприндта, вследствие чего немцам удалось отвести часть своих войск на запад. 

В этот день 22 января 2-й Прибалтийский фронт взял Остероде, Дейч-Эйлау и Алленштайн, а 1-й Украинский фронт вышел к Одеру. 

Опыт боёв за Инстербург подтвердил правильность и целесообразность применения в уличных боях штурмовых групп, танков и самоходно-артиллерийских установок, а также орудий крупных калибров для стрельбы прямой наводкой. Стремительность и безостановочность ночного штурма во многом способствовали успеху операции: штурмовать днём сильно укреплённый город было бы гораздо труднее. 

В ходе штурма противник понёс значительные потери. Фактически были разгромлены 1-я Восточно-Прусская пехотная и 5-я танковая дивизии гитлеровцев. Уничтожено много единиц техники и боеприпасов, в частности 18 танков, 13 самоходных штурмовых установок, 9 бронетранспортёров, 19 миномётов, 33 орудия. В качестве трофеев захвачено 2000 винтовок и автоматов, 233 пулемёта, 45 миномётов, 47 орудий, 6 самоходок с боеприпасами, 15 продовольственно-фуражных и вещевых складов, два железнодорожных состава с различными грузами. Убито 2050 солдат и офицеров. Только воинами 18-й дивизии взято в плен 260 человек. 

В боях за город гвардейцы проявляли исключительную храбрость и героизм. Гвардии лейтенант Анатолий Медведев, пробравшись ночью в расположение врага, уничтожил экипаж немецкого танка, а машину привёл в расположение батареи. Когда гитлеровцы пошли в атаку, артиллерист из танка подбил две вражеские машины. В бою за местечко Мульдшен Анатолий Медведев погиб. Во время штурма отличились батальоны Н.Н. Андрианова, К.М. Васильева и Б.Ф. Сафонова, орудийный расчёт старшины Викторова, отразивший несколько танковых атак противника. 

Во взятии Инстербурга отличились экипажи 6-й гвардейской бомбардировочной авиационной Таганрогской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова дивизии под командованием гв. Полковника Г.А. Чучева и 130-я истребительная авиадивизия, которой командовал Герой Советского Союза полковник Ф.И. Шинкаренко, а также воины 215-й стрелковой Смоленской дивизии, которой командовал генерал армии А А. Казарян 

22 января Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным был подписан приказ №240, в котором он благодарил подразделения, участвовавшие во взятии города Инстербурга — важного узла коммуникаций и мощного укрепрайона обороны немцев на пути к Кенигсбергу. В этот же день в 19 часов Москва салютовала в честь победы воинов 3-го Белорусского фронта двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий. 18-й гвардейской Краснознамённой ордена Суворова стрелковой дивизии, которая несла основную тяжесть боёв за город, в числе других соединений и частей, присвоено почётное наименование Инстербургской. Командир дивизии генерал-майор Г.И. Карижский был награждён орденом Ленина. 5 мая 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за овладение городами Инстербург, Кёнигсберг и Пиллау ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением медали «Золотая Звезда» и второго ордена Ленина. Почётного наименования Инстербургских удостоены также 1-й танковый Краснознамённый корпус, которым командовал Герой Советского Союза генерал-майор танковых войск В.В. Бутков, и 130-я истребительно-бомбардировочная авиадивизия полковника Ф.И. Шинкаренко, входившая в состав 1-й воздушной армии (командующий — Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Т.Т. Хрюкин), а также  976-й истребительный авиаполк 259-й истребительной авиационной ордена Ленина Городокской Краснознаменной ордена Суворова дивизии... 

В дни штурма Инстербурга погибло около четырёх тысяч советских солдат и офицеров. В братской могиле в Черняховске похоронены 3 тысячи 146 человек. 

Штурм и взятие Инстербурга стали важной победой в цепи побед Советской Армии. Операция, талантливо продуманная командирами и храбро проведённая воинами 18-й гвардейской стрелковой дивизии, позволила разгромить серьёзную оборонительную группировку противника, открыв путь на Кёнигсберг, вынудив немецкие войска отходить из района Мазурских озёр. 

23 января войска 3-го Белорусского фронта завершили прорыв Ильменхорстского укрепрайона и вышли к реке Дейме, овладев городами Лабиау, Велау и Даркемен, и начали преследование противника по всему фронту. 25 января войска фронта взяли город Тапиау. К исходу дня сопротивление немецко-фашистских войск на укреплённых позициях по рекам Дейма и Алле до Фридланда было сломлено по всей линии наступления 3-го Белорусского фронта. 43-я и 39-я армии, 1-й Краснознамённый танковый корпус, 11-я гвардейская и 5-я армии севернее и южнее реки Прегель продолжили решительное наступление на Кёнигсберг. 

Огромное спасибо за предоставленный материал члену союза писателей России Игорю Васильевичу Ерофееву.

НОВЫЙ ЧЕРНЯХОВСК
Добавить комментарий