«Чемоданное настроение» как национальный символ

Власти Прибалтики в упор не видят проблем сограждан и как ни в чём не бывало вешают людям на уши лапшу об их благополучии и процветании: правящему классу плевать на людей, и люди им отвечают взаимностью, отказываясь жить в своих странах и защищать их.
Согласно исследованию Социологического института Центра социальных исследований Литвы, проведенному по заказу Комитета национальной безопасности и обороны литовского Сейма, половина населения в случае военной агрессии тут же сбежит из страны. Четверть жителей останется только ради того, чтобы обеспечить безопасность членам своей семьи.
Только 20% опрошенных заявили, что будут с оружием в руках защищать Литву. Абсолютное большинство граждан не станет этого делать. За что защищать Литовское государство? За то, что десятилетия выдавливало все безработные «лишние рты» в эмиграцию? За четвертьвековые обещания зажить как Скандинавия, после которых Литва живет хуже, чем Беларусь? За потуги на «демократизацию» постсоветского пространства при полном игнорировании социальной политики и равнодушии к положению дел в собственной стране? За разрушение порта, железной дороги, атомной станции, фабрик и заводов, рыболовецкого и торгового флота ради «европейского выбора»? За тотальную коррупцию политиков и чиновников?
Сама жизнь доказывает правоту исследования литовских социологов. После начала истерики о «надвигающейся российской агрессии» и возвращения в 2015 году всеобщей воинской повинности эмиграция из Литвы не просто выросла, а стала бить мировые рекорды. Бьет уже третий год.
Литовцы и латыши вымирают, а их страны, при всём внешнем спокойствии и благополучии, стоят на краю пропасти: скоро из Прибалтики уедет критически много экономически активных жителей, критически много специалистов в жизненно важных профессиях, а доля пожилых людей в структуре населения критически увеличится — за ними некому будет ухаживать, им некому будет платить пенсии.
Реальные Латвия и Литва находятся на пороге социального коллапса. Зато придуманные страны Балтии, образ которых транслируют местные власти, относятся к «самым развитым государствам мира». Они благоденствуют и процветают.
Растет ВВП на душу населения (чего бы ему не расти, если душ населения становится всё меньше, а дотации из еврофондов на развитие инфраструктуры остаются неизменными), улучшаются основные макроэкономические показатели, снижается безработица (еще бы ей не снижаться, если все безработные «валят» за границу), множатся положительные отзывы западных коллег об экономической дисциплинированности балтийских правительств.
Нигде в мире нет ничего подобного: в условиях политической стабильности, экономического роста и отсутствия военного конфликта на своей территории жители Прибалтики массово отказываются жить в родных странах и бегут из них быстрее, чем беженцы из охваченных революциями и гражданскими войнами стран Азии и Африки.
Прибалтийский случай феноменален и уникален: никогда ещё коренное население этого региона не бежало из него так, как бежит сейчас. Подобного исхода населения не порождали ни немецкая, польская или шведская колонизации, ни две мировые войны. Титульные нации стран Прибалтики попросту не хотят жить в созданных для них странах.
Абсолютное большинство эмигрировавших подчеркивают, что они не отъехали на заработки в более богатые страны Евросоюза, а именно что уехали навсегда – выбрали себе новую родину и возвращаться на берега Балтийского моря не собираются.
По опросу 2011 года, проведённому Институтом гражданского общества Литвы, 60% литовских эмигрантов отказались от возвращения в Литву.
Ничего удивительного, скажу вам больше данная проблема характерна не только для Литвы и даже Польши, но и практически для всех стран Восточной Европы и бывших стран СССР вступивших в ЕС. Местная промышленность не выдерживает конкуренции с западными «партнерами» вследствие чего закрытие промышленных предприятий и сокращение рабочих мест. А поскольку ограничения на передвижение внутри ЕС отсутствуют, то происходит массовый отток прежде всего трудоспособного населения на запад. Хотя для многомиллионной Польши это еще пока как то терпимо,поскольку отток местного населения,компенсирует приток приезжающих на заработки украинцев.
Когда в 2008—2009гг. Европу потряс финансовый кризис, польская экономика продолжала бурно развиваться, и огромное количество молодых поляков, ранее стремившихся на запад, резко сократилось. Теперь же, когда экономическая ситуация в стране ухудшается, страна снова готовится к массовому отъезду людей.
Ситуация на польском рынке труда плачевная. Эмигрантов всегда привлекали такие страны, как Великобритания, Германия, Нидерланды и Норвегия,куда они массово стремятся по сей день.
Несмотря на экономические проблемы в странах Западной Европы, поляки по-прежнему предпочитают туда переезжать, поскольку даже минимальные зарплаты в западноевропейских странах гораздо выше тех, что платят на родине. По оценкам Национального банка Польши, среднестатистический польский иммигрант зарабатывает в Западной Европе около 2,66 тысячи долларов в месяц, а в Польше он может рассчитывать лишь на четверть этой суммы.
С вступлением Польши и Литвы в Евросоюз Калининградская область оказалась на положении единственной российской территории, граничащей с объединённой Европой.
Российский Калининград по итогам 28 лет постсоветской истории оказался успешнее «европейской» Прибалтики.
Население области увеличивается примерно на 1% ежегодно, и это выдающееся явление для всего Балтийского региона, потому что рост Калининградской области происходит параллельно умиранию Прибалтики.
Согласно последнему отчету калининградского филиала Росстата, точное число жителей Калининградской области на 1 января 2019 года составило 1.002.271 чел.(один миллион две тысячи двести семьдесят один человек). Таким образом, в прошлом году был преодолен символический рубеж в миллион жителей.
Население Калининградской области непрерывно увеличивается последние семь лет. Оно росло и в неблагополучные 1990-е годы. На момент распада СССР в Калининградской области жили 890 тысяч человек, спустя 10 лет — 958 тысяч. В первой половине 2000-х население российского эксклава сокращалось много лет, но затем эту тенденцию удалось переломить, и теперь население региона непрерывно растет. В 2012 году в Калининградской области жили 946 тысяч человек, сегодня — больше миллиона.
В целом за все постсоветские годы население Калининградской области увеличилось почти на 13%.
Эта цифра стала возможной в первую очередь благодаря иммиграции. У Калининграда традиционно положительное сальдо миграции — в регион приезжает значительно больше людей, чем уезжает. В последние годы численность переселенцев растет феноменальными темпами. В 2014–2016 годах количество переездов в Калининград выросло в полтора раза: благодаря иммигрантам население области увеличивается на 1% ежегодно.
Примечательна география иммиграции,в Калининградскую область в последнее время переезжают в основном россияне. В прошлом году доля россиян среди иммигрантов составила 62%. В Калининград едут со всей России, причем чаще всего из Сибири и с Дальнего Востока.

Сами калининградцы если и уезжают, то чаще в другие регионы России, а не за границу: в основном в Москву, Санкт-Петербург и Крым. При этом количество уезжающих несравнимо с количеством приезжающих. В Калининград массово переезжают и иностранцы:Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Украина, Армения, Беларусь.
Но не всё в калининградской статистике внушает безудержный оптимизм. Смертность в самом западном регионе России в последние годы превышает рождаемость, а стремительный рост Калининграда происходит в том числе за счет обезлюдения малых городов и сел в пограничных с Литвой районах востока области.
Калининградская область привлекательна для людей: она массово притягивает к себе мигрантов и удерживает местных жителей, и в этом ее разительное отличие от соседних стран Балтии, из которых коренные жители бегут вместе с беженцами.
Итак,восточные районы области.С 2010 года численность населения за счет отрицательного естественного прироста и миграционной убыли сократилась в Гвардейском и Славском городских округах, Неманском, Полесском и Черняховском муниципальных районах. Что касается Гвардейского городского округа и Полесского района, то сокращение здесь численности населения определяется их близостью к областному центру, зоне влияния Калининградской городской агломерации, которая притягивает молодежь, сокращая тем самым их собственный демографический потенциал рождаемости.Точно так же Неманский район отдает часть своего молодого населения Советску. Самые большие демографические проблемы в Черняховском и Советском городских округах. Для Черняховского района характерна высокая, выше, чем средняя по области, смертность. Повышенная смертность при низкой рождаемости фиксируется в Советске, но Советск в отличие от Черняховского округа несколько выигрывает за счет положительной миграции. В Черняховском же районе на фоне демографической убыли идет существенный миграционный отток. В ряде районов фиксируется низкая рождаемость. Это в первую очередь Янтарный городской округ и Светлогорский муниципальный район. В этих муниципалитетах численность населения растет только за счет миграции.
Исходя из научных исследований и общей обстановки в регионе можно утверждать, что уровень экономического развития средний, а демографическая ситуация несколько лучше, чем в большинстве российских регионов.
В целом,проанализировав все- плюсы и минусы «Янтарного края»,вывод очевиден- он привлекателен для людей, люди сюда переезжают, а не уезжают!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: